Аркан "Шут" и всё о нём.

                                                         Архетип Шута.

                                

        I.            Аркан Шута является самым первоначальным в системе старших арканов Таро. По моему мнению, он соответствует Юнгианскому Архетипу Трикстера. Данный архетип упоминается довольно редко, но по своей сути является весьма  ярким и показательным в данной теме.  Образ Трикстера, взят Юнгом из мифологии американских индейцев племени Виннебаго[1], в котором он был ярко выражен и выведен в отдельного персонажа. Трикстер это и не человек, и не сверхчеловек, не животное, и не божественное существо. Его главным пугающим свойством является бессознательное мышление, то есть не рациональные размышления, а бессознательные порывы..

Совершенно очевидно, что Трикстер - это «психологема[2]» чрезвычайно древней психологической структуры.  В своих наиболее отчетливых проявлениях, он представляет собой верное отражение абсолютно недифференцированного человеческого сознания. Трикстер – это огромный источник энергии для будущего развития. В мифологии племени Виннебаго, присутствует мотив перехода Трикстера в героя, стоящего на более высокой ступени развития. И, как утверждает Дж. Хендерсон, Трикстер – это первая и во многом рудиментарная стадия в развитии героического мифа, на которой герой целиком находится во власти своих инстинктов, он предельно раскован и часто ребячлив.  Что представляется примечательным даже в этой, еще столь краткой характеристике? Во первых – детскость Трикстера. Это ребенок еще не отделяющий тела от мира. Во вторых – это слитость, он мужское и женское, он нечто ещё не выделенное, а как мы помним совмещение мужского и женского соответствует недифференцированной архаической культуре и в мифе всегда определяет характер высшего и прекрасного. Достаточно вспомнить андрогина и гермофродита, и тот, и другой, воспринимались как образы не достижимого или утраченного совершенства.  И тот, и другой не люди, ибо физическая структура ставит их выше. Не случайно оба эти персонажа связанны с божествами: Гермафродит - дитя Гермеса и Афродиты; а великолепной "конструкции" Андрогина позавидовали даже Боги, с печальными для этого персонажа последствиями. Трикстер - это персонаж, который совершенен и даже божественен в своём кажущимся не совершенстве. Явление Трикстера - всегда явление непредсказуемости в персонифицированном виде. Трикстер, как "взрыв", он возникает ,как уродство нарушающее и существующее некоторое время, привычную культуру. Феномен аномального поведения, создаёт динамическое напряжение между принятым и не принятым. В результате чего и происходит взрыв.  Автор же взрыва, в результате его отрицания, является сумасшедшим. Отличительные его качества -это способность рисковать, быть непредсказуемым, находить принципиально новые пути решения вопросов, противостоять как хитрости и изобретательности «умного», так и любому поведению «дурака».                   

                                                                  II

        I.            Следующим архетипом, который стоит рассмотреть в контексте данного аркана является сказочный «Дурачок».  Как мы помним, во многих русских сказках, в любой семье обязательно был младший сын, который принципиально отличался от всех своих родственников. Именно ему всегда удаётся совершить подвиг, причем как правило неожиданно и легко, кроме того у него всегда появляется помощник, в виде животного ( как символ его бессознательного). Из этого мы можем заключить, что аркан Дурака всегда указывает на решение любой, даже самой большой проблемы, неожиданным или нестандартным способом. Вот как объясняет это Мария Луиза Фон-Франц[1]: « Дурачок, - пишет она, - символизирует чистоту и не испорченность личности». Вспомните книгу Х. Банцхава «Таро – путь Героя.», основным героем которой является шут. Однако, из этого ни в коем случае не следует, что речь в ней идёт о путешествии дурочка. Отправляется в путь действительно  дурачок, но уже очень скоро он взрослеет и умнеет. Правда к концу повести, ему вновь предстоит стать шутом, но это уже Шут-мудрец, простота и скромность которого совсем не та, что в начале. Подобное мы можем читать в легенде о Парсифале, вышедшем в свет в платье шута, а в конце легенды, благодаря своей чистоте, нашедшему чашу Грааля. Наш шут в начале повествования, является в обличие простодушного дурачка. В каком-то смысле, Шут  олицетворяет «внутреннего ребенка», а дети как известно любят всё испытывать и играя открывают для себя очередную Америку. Открытость и непредвзятость – лучший способ осознать нечто новое, недаром А. Уэйт называл эту карту «Дух в поисках познания».  Чем больше мы взрослеем, тем больше привыкаем, к усвоенным однажды представлениям и вложенным в нас шаблонам. Это даёт иллюзорную уверенность в собственной правоте и безошибочности наших преставлений об окружающем мире. «Каков этот мир в действительности и как он меняется»? К сожалению, данный вопрос интересует нас с каждым годом всё меньше. И чем дальше, тем больше каждый человек начинает жить в мире собственных представлений, гордо называя это опытом, который на самом деле частенько становится поперёк дороги. В очередной раз сталкиваясь с чем- то новым мы испытываем это ощущение и уж тогда, конечно, куда проще вернуться к старым шаблонам, которые так много раз выручали.  Результат этого закономерен: жизнь всё больше утомляет своей монотонностью, радоваться в ней становиться нечему, а главное - среди всех наших ощущений поселяется скука.

«Дурачок», олицетворяет самую простую и жизнерадостную сторону нашей души, которая не задумывается, то или не то, она делает, а просто испытывает очередное, новое ощущение; радуясь и не боясь ошибиться, осрамиться или показаться смешной. Не получилось – попробуем еще раз, и так до тех пор, пока не получится или пока душа не утратит интерес. «Дурачок» умеет радоваться всей душой и удивляться каждому новому чуду, которое дарит ему жизнь, он любит и саму жизнь наполненную такими же чудесами. Абсолютной несерьёзностью Трикстера намечен посыл по пути к идеалу. Не случайно, М. Бахтин[2] утверждал, что шуты и «дураки» это носители особой жизненной формы, которая предполагает «возрождение и обновление жизни на лучших началах». А что же есть «жизнь на лучших началах»? Это и есть приближение к идеалу.  При этом они не требует немедленного воцарения идеала на земле. Вернее сказать,   они «разъедают» не идеальную действительность изнутри, как делает это Локи[3], срамословя Богов.  При этом отметим, что Локи «обнажается» и сам, он заголяется морально, а русский «дурак» и юродивый, представлены физически, но суть «раздевания» и в том, и в другом случае – одна: «я не лучше вас, но при этом я – честен, а вы – лживы. Я открыто признаю, что мир и я, как представитель его части еще не совершенен. Вы предпочитаете закрывать на это глаза. Вы создаёте видимость идеальности из данного в наличие не совершенства. Я же отказываюсь это делать. Я честен, я сама – нагота».  

Не случайна традиция обнажения «дурака», юродивого или шута, свойственная как карнавальной культуре европейского средневековья, так и смеховой культуре славянства. Кто такой древнерусский дурак? – пишет по этому поводу Д. Лихачев[4].  -«Это часто человек очень умный, но делающий то, что не положено, нарушающий обычаи, приличия, принятые нормы поведения, обнажающий себя и мир от всех церемониальных форм. Показывающий свою наготу и наготу мира, - разоблачитель и разоблачающийся одновременно, нарушитель знаковой системы, человек пользующий её ошибочно».  Дурость – тоже своего рода обнажение, освобождение от нормы, от правила и господства идеологам. В этом смысле, нагота тождественна незапятнанности «общими правилами» - первозданной чистоте. Как говорится, «впадая в безумие, человек впадает в свою истину». Отметим ещё один аспект наготы: это значение сиротства, одиночества в мире.  «Дурак», юродивый, безумец – заведомо «белая ворона», маргинал, одиночка. Причина этому очевидна: Он, бросивший вызов «правильному», «разумному» мироустройству, неизбежно остаётся один. Это образ абсолютной и́наковости в обществе, кардинально другого, даже – «чужого». За скоморошьем обычаем надевать тулуп мехом наружу, а также, шутовскими трансформациями переда и зада, как то «хождение колесом», кроется не только нарушение обычая, «устава», но и прикосновение к миру непонятного, а значит и к Хаосу. Это своего рода рискованный публичный эксперимент -  попытка побыть другим, «обратным», в обычном мире. Это то, что М. Фуко[5] назвал «истинной безумия». Побыть другим в XX веке – это «вчувствование» по В. Дильтею[6],  «эмпатия» по К. Роджерсу[7], «диалог» по М. Бахтину[8] и т.п. Побыть «другим», постоять на «границе», выйти за пределы, то есть трансцендировать. Трансцендирование это апелляция к божеству или к «царству идей».  Это «олицетворённая», но ни когда не «ставшая»,  всегда лишь становящаяся, и в этом смысле не реальная граница, между сложившейся культурой и хаосом, ещё не «возможных возможностей». Прислушаться к юродивому – это значит постоять на границе допустимого  и недопустимого, реальности и чуда, прошлого и будущего.  Не случайно, даже такая мощная и всеобъемлющая сила, как церковь средневековья, оказывала им попечение. В одной из средневековых притч, рассказывается о жонглере, который не умел славить Богородицу, как только показывать фокусы перед её образом. Богородица, поняв его искреннюю преданность, снизошла к нему.  Эта притча, кроме всего прочего, показывает не разрывность сакрального и простого. Подчеркивает необходимость несерьёзного для сверхсерьёзного и продуктивность самой границы между ними.

                                                             III

  Шут это следующий архетип, помогающий понять нам данный аркан.  Шуты были «постоянными, закрепленными в обычной (т. е. не карнавальной) жизни, носителями карнавального начала». Появление городского или придворного шута возбуждало противоречивые чувства, так как их наделяли даром прозорливости и ведовства. Хотя шуты оставались юридически бесправными, они без всяких для себя последствий, могли бросить вызов однозначной серьезности и официальной обрядности, нарушить привычный порядок вещей, спутать издавна установленные ценностные ориентации.                                                                             

                                                        Примеры.

Наиболее яркий пример, как мне думается, это Князь Мышкин из романа Достоевского -«Идиот». Как все, наверное, помнят - это человек не стандартного мышления, часто кажущийся смешным и нелепым. Своим поведением в обществе, он тем не менее вызывал не только глубокие переживания собеседников, но и «поднимал» вопросы глубоко нравственные, религиозные.

Из  сказок, это конечно Емеля. Как известно, он сильно отличался своими взглядами и образом жизни среди домочадцев, относился ко всему легко и не принужденно и находил не стандартные решения. Не мудрено, что именно он умудрился поехать на печи, спорить с царём, да еще и жениться на царской дочке.

Следующий персонаж - это Парсифаль, о котором уже говорилось. Именно он, сумел найти чашу Грааля. Также, я бы вспомнила Сульпитиуса из кинофильма "Русалочка" 1976 года, где надев на себя образ шута, он позволял себе фамильярничать с принцем, выходить сухим из воды и т.д.

                                                 Ключевые слова.

Неординарность

И́наковость

Свежесть

Открытость

Лёгкость

Простота

Потенциал

Непринуждённость

Поверхностность

Глупость

Состояние "потока"

 

 

 



[1] Доктор философии, сотрудница, единомышленница и ближайшая коллега К. Г. Юнга, проработавшая вместе с ним около 30 лет. Получила всемирное признание как специалист в области психологической интерпретации сказок, мифов, сновидений и алхимических текстов.

[2] Русский философ, культуролог, теоретик европейской культуры и искусства.

[3] Ло́ки — сын ётуна Фарбаути и Лаувейи, также упоминается в качестве бога хитрости и обмана и т. п

[4] Советский и российский филолог, культуролог, искусствовед, академик РАН.

[5] Французский философ, теоретик культуры и историк.

[6] Немецкий историк культуры и философ-идеалист, представитель философии жизни, литературовед, который впервые ввёл понятие так называемых наук о духе

[7] Американский психолог, один из создателей и лидеров гуманистической психологии.

[8] Русский философ, культуролог, теоретик европейской культуры и искусства.



[1] Виннебаго (хо-чанк) — индейский народ группы сиу, в доконтактный период обитавший на территории современного штата Висконсин, США, около озера Мичиган (в районе залива Грин-бэй).

[2] Психологема – это некие логические схемы, в которых ищет для себя точку опоры человеческая психика.

Похожие материалы (по тегу)

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить